+7 (495) 514-29-59
+7 (926) 497-39-87

Время обработки заказов
Пн.-пт. с 10 до 18
Preciosa - чешские люстры в Москве

Режиссёр и артисты пересочиняют сценарий

Нынче получилось так, что пресловутый режиссерский кинематограф — а это высшая похвала для современного постановщика, когда друзья говорят ему: у тебя получилось настоящее режиссерское кино! — этот кинематограф вступил в конфликт с литературой. Вот что я имею в виду. Режиссер читает сценарий и говорит автору:


— Прекрасно!.. Замечательно выписанные характеры, отличный язык. И современность буквально бьет здесь ключом!.. Но, понимаете ли, все это — литература...


Тон, которым произносится слово «литература», звучит у режиссера не то чтобы брезгливо, но как-то снисходительно, несколько свысока.


Зачем же, спрашивается, перекусывать пуповину, связывающую кинематограф с породившей его литературой? Да и не только породившей, но и выкормившей, и кормящей его ныне, присно и во веки веков. Безнравственно открещиваться от своей матери.


А делается все это будто бы во имя специфики кинематографа. Кстати, в это понятие специфики зачастую вкладывается такой дымный смысл, что от него можно угореть.


Мне очень не хочется быть понятым элементарно: дескать, писатель, сценарист бушует против режиссерского кино. Отнюдь. Просто я, по наивности своей, полагаю, что режиссер, избравший некий сценарий для постановки, сделал это потому, что именно данное литературное произведение пришлось ему по душе, именно оно взволновало его мысли, его художнический вкус, его чувства. Тогда зачем же корчевать этот сценарий, зачем же, усевшись на свой режиссерский мегатонный каток, ездить по сценарию вдоль и поперек до тех пор, пока и следа не останется от авторской мысли?


Подобная позиция постановщика, естественно, передается и артистам. И начинается цепная реакция: артисты заново тут же, на съемочной площадке, «пересочиняют» сценарий. Случается, что им помогают уже и оператор, и ассистенты, и осветители. Даже дирекция группы вносит свою лепту. Каждый считает себя вправе «подсказывать текст», поскольку, как известно, кино — искусство коллективное. И все члены коллектива «видят по-своему». А потом на просмотре фильма бедняга-автор уже ничегошеньки не видит — ничего из того, что ом написал в сценарии.


Мне могут возразить, — и совершенно справедливо! — что самое-то главное, как будет оценен фильм умным зрителем, для которого, в сущности, не столь уж важно, какое кино перед ним на экране: режиссерское или обычное. Было б оно лишь талантливым и правдивым.


Все так. Однако я думаю, что хорошие фильмы легче создавать в здоровых условиях — в таких, когда постановщик и сценарист работают не вопреки друг другу, а в согласии между собой и обогащаясь взаимно. Получи от букмекерской конторы betmaster фрибет и выиграй сегодня.